Именины:   |

facebook Twitter draugiem google youtube

Глава KNAB не спешил информировать премьера о пропавшей гостайне

Премьер Марис Кучинскис, в должностные обязанности которого входит надзор за деятельностью Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB, БПБК), о пропавших из ведомства документах, содержащих государственную тайну, узнал от главы KNAB Ярослава Стрельченка только в тот день, когда информация появилась и в СМИ. Это премьер подтвердил передаче De facto на Латвийском телевидении.

Согласно правилам защиты гостайны, Стрельченок должен был незамедлительно доложить о пропаже вышестоящему должностному лицу и структуре госбезопасности. В KNAB, впрочем, отрицают, что начальник нарушил правила, поскольку термин «незамедлительно» можно достаточно широко интерпретировать.

Туманные новости по делу о пропавших документах под грифом «секретно» яснее не стали и на этой неделе. То, каким образом из сейфа оперативного работника мог попасть целый том оперативной разработки, еще целых полторы недели будет выяснять созданная Стрельченком комиссия для проведения служебного расследования, в которой также будут работать представители Бюро по защите Сатверсме. Однако комиссии предстоит выяснить и тот факт, насколько активно действовало руководство KNAB, когда пропажа была обнаружена. А так же то, не промедлил ли Стрельченок, сообщив о случившемся премьеру.

Кража целого тома оперативной информации – пропажа таких объектов государственной тайны не является повседневным делом. Такие заявления, в частности, позвучали со стороны генпрокурора Эрика Калнмейерса, по словам которого, на его памяти такого еще не случалось.

«Да, крали уголовные дела, но это не гостайна. Это тайна следствия, но не государства», — заявил Калнмейерс.

Пояснил он и теоретические риски, если материалы оперативной разработки попадут не в те руки:

«Под угрозу попадают методы проведения оперативной разработки, что уже само по себе является гостайной, а также то, каким образом эта информация добывается. Могут быть выявлены лица, тайно привлеченные к сотрудничеству. И если такая информация становится открытой, объект разработки может избежать ответственности», — пояснил Калнимейерс.

Согласно информации De facto, публично известные должностные дела в том деле не фигурируют. Но если дискуссий по поводу вовлеченных в оперативное дело служб нет, то в связи с пропажей целого тома звучат самые разные версии.

То, что дело было украдено в интересах разрабатываемого лица или с целью его продать – маловероятно.

Также звучала версия, что дело пропало, но не совсем – и все еще находится где-то в бюро. А в сейфе конкретного оперативного работника его нет, поскольку по ошибке его забрал кто-либо из коллег. Но и вероятность этой версии становится сомнительной, поскольку за целую неделю поисков документы с гостайной так и не были обнаружены.

В рядах лояльных Стрельченку бытует версия, что произошел сознательный саботаж, чтобы помешать ему снова стать главой KNAB. Такую версию, кстати, не исключает и бывший глава KNAB Алексе Лоскутов.

Однако на этой неделе KNAB официально объявил, что Стрельченок находится на больничном, поскольку восстанавливается после перенесенной операции. Этим фактом KNAB объясняет, почему Стрельченок не комментировал чрезвычайную ситуацию в ведомстве публично.

Впрочем, по информации De facto, у Стрельченока могло быть достаточно времени, чтобы проинформировать общественность о случившемся. О пропаже дела еще в середине сентября был проинформирован руководитель отдела внутренней безопасности KNAB Алексей Кононов, а также заместитель Стрельченока по вопросам коррупции Янис Розе. Таким образом, в руки Стрельченока эта информация должна была попасть, самое позднее, 19 сентября. А операцию ему делали 20 сентября.

Но до сих пор KNAB заявлял, что не будет комментировать государственную тайну.

Впрочем, премьер Марис Куичнскис не думает, что Стрельченок пытался временно скрыть информацию от него, надеясь, что документ все же удастся найти. «Я абсолютно уверен, что такого желания не было. Хотя, если судить объективно, каждый бы хотел справиться с таким делом самостоятельно».

В длительной переписке с Da facto Антикоррупционное бюро так и не раскрыло, какого числа Стрельченок узнал о пропаже материалов, содержащих гостайну, а также когда сообщил об этом Бюро по защите Сатверсме и премьеру. И даже дату, когда была создана комиссия для проведения внутреннего расследования. В то же время там отрицают, что Стрельченок не соблюдал правила, поскольку термин «незамедлительно сообщить о случившемся» зависит от конкретных обстоятельств.

(Visited 19 times, 1 visits today)
(Visited 19 times, 1 visits today)

Atstāt komentāru

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *