В сообщении ECJ подчеркивается, что у суда не возникло никаких сомнений в законности наложенных Советом ЕС ограничений, а также и то, что ранее заключенное соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Россией не является препятствием для введения санкций.

«Важность целей, преследуемых оспариваемыми актами, такова, что оправдывает неблагоприятное воздействие на некоторых операторов. Вмешательство в свободу ведения «Роснефтью» бизнеса и права на собственность не может считаться несоразмерным», — говорится в документе.

В то же время ECJ признал, что ограничения не должны распространяться на обработку банками проводимых «Роснефтью» платежей, так как в документах ЕС говорится лишь о запрете «финансирования и финансового содействия». В суде отметили, что банки оказывают услуги по проведению платежей лишь как посредники, без привлечения собственных ресурсов, и если бы власти ЕС намеревались запретить оказание и этих услуг, то должны были использовать более определенную формулировку, нежели «финансовое содействие».

«В связи с этим суд отмечает, что целью регулирования не является заморозка активов или ограничение перевода средств», — говорится в сообщении ECJ.

Одновременно с этим суд подтвердил, что введенные ЕС санкции запрещают выпуск глобальных депозитарных расписок на акции, выпущенные до вступления санкций в силу.

Ранее адвокат Джо Хейдж из британской юрфирмы Joseph Hage Aaronson (представляет «Роснефть» и в британском суде, и в суде ЕС) сообщал РБК, что решение ECJ станет окончательным и будет обязательным к исполнению во всех странах Евросоюза.