По информации собеседников издания, переговоры по продаже начались в мае 2016 года и «активизировались» в декабре, когда в них начали участвовать управляющий директор ICU (компании-консультанта Roshen по покупке и продаже активов) Макар Пасенюк и бизнесмен Игорь Воронов. Бенефициар продажи – президент группы DCH и бывший совладелец Укрсиббанка Александр Ярославский.

Как сообщает газета, в январе 2017 года Пасенюк предложил сделать частью сделки «понятийное соглашение, которое также включало бы продажу липецкой фабрики Roshen».

Отмечается, что компания приобрела ЛКФ в 2001 году, в 2014 году у холдинга «начались проблемы», и в 2015 году на имущество фабрики был наложен арест на 181,5 млн рублей, которые компания, по версии следствия, получила как возмещение НДС по поддельным документам.

В итоге сделка по продаже украинского Сбербанка, по данным источников издания, была заблокирована на «президентском уровне».

«Исходно было предложено $680 млн, но после озвученной стоимости ЛКФ в $250 млн при реальной не более $120–140 млн переговоры потеряли всякий смысл для российской стороны»,– отметил один из представителей России.

Именно из-за этого, по его мнению, в январе Roshen объявила об остановке производства ЛКФ и о консервации объектов с апреля.

По словам другого собеседника «Коммерсанта», «развал сделки по ЛКФ сыграл роль катализатора для введения украинскими властями санкций в отношении российских госбанков».

Тем не менее, резюмирует издание, Ярославский «сохраняет интерес [к банку] и ожидает в новых условиях предложений от продавца», а глава Сбербанка Герман Греф «ищет варианты быстрого выхода с Украины».

19 марта замглавы Национального банка Украины Екатерина Рожкова заявила, что все украинские банки с российским государственным капиталом ведут переговоры о продаже, так как в «сегодняшних условиях» они не могут развиваться в стране.

16 марта Порошенко ввел санкции против «дочек» пяти российских банков сроком на один год. Речь шла о Сбербанке, ОАО VS Bank, Проминвестбанке, ВТБ, ОАО «БМ Банк». Нацбанк Украины запретил им выводить капитал за пределы страны.

После введения санкций за украинскую «дочку» ВТБ предлагают не больше $50 млн, хотя банк хотел получить около $200 млн, добавляет газета.